?

Log in

No account? Create an account

Гаджиево 30 лет спустя

Николай Ушанов в Гаджиево 30 лет спустя. И снова на борту атомной субмарины. Но уже в качестве журналиста.



Звонки. Три коротких, один бесконечно длинный. Учебная тревога. Командир атомного ракетоносца, действительно первый после Бога. Иначе – всему кирдык. Он – центральный в центральном. Куинбус флестрин, человек-гора. Его приказ – закон. Его голос – главный. Характер – гранитный и суровый, как окружающие Гаджиево сопки, а взгляд из-под бровей –тяжелый, как двухпудовая гиря. С таким не забалуешь. Беспрекословное подчинение, идеальная дисциплина, отработанные слаженные действия экипажа. Подводники сосредоточены, но не взвинчены, работают по вводной как часовой механизм, докладывают уверенно, четко, грамотно, без суеты. Конечно, все устроили для нас, но видно, что это не показуха, не для галочки, а по-настоящему, как отчет перед тем, кого они защищают. Результат учений – условный пуск ракеты из подводного положения… Сидя в центральном посту ракетоносца «Екатеринбург» рядом с командиром Плотниковым, наблюдая за работой экипажа я впервые за много лет чувствовал необъяснимый патриотический подъем, гордость за себя, бывшего подводника, за этих людей и за нашу, наконец, восставшую из пепла проклятых 90-х Родину. Неужели она снова стала с большой буквы? И еще я ощущал полную уверенность в том, что случись что, тот самый атомный хрен, мы действительно кому хочешь воткнем. Воткнем по самые, сука, гланды. Грубо? Да бросьте, в самый раз и тем самым языком! Сентиментально? Дай Бог такой сентиментальности каждому российскому пацану, воспитанному, к сожалению, на американских блокбастерах, ситкомах и шутерах с вечно плохими русскими.


Врез:
К-84 «Екатеринбург» - атомный ракетный крейсер стратегического назначения проекта 667БДРМ «Дельфин», по классификации НАТО – Delta-IV. Год постройки – 1984. Второй в серии из семи подводных крейсеров этого типа, построенных с 1984 по 1992 год. Дважды ремонтировался и модернизировался – в 2003 и 2014 году соответственно. Имя «Екатеринбург» присвоено в 1999 году в связи с установлением над кораблем шефства администрации г. Екатеринбурга. ТТХ: скорость надводная – 14 узлов, подводная – 24 узла, рабочая глубина погружения – 320 – 400 метров, максимальная глубина погружения – 550 – 650 метров. Автономность плавания – 80 – 90 суток. Численность экипажа – 135 – 140 человек. Вооружение: Торпедно-минное – 4 носовых торпедных аппарата калибра 553мм, боекомплект – 12 торпед или 24 мины. Ракетное вооружение: 16 ракет Р-29РМ «Синева»



Однако, все это служба. В 70-е – 80-е годы прошлого века о служебном комфорте подводников все-таки заботились – ничего не попишешь, элита! В море 4-разовое питание с вином и красной икрой, высокие зарплаты с дополнительными выплатами «морских» и валютных «бонов», отпуска по 60 суток один, а, случалось, и два раза в год, санатории, пайки. Но ведь практически у каждого подводника была семья. А вот о ней ему приходилось заботиться самому. Потому что государство участвовало в семейной жизни подводника большей частью формально, а все попытки воспользоваться положенными на семью льготами разбивались о крепкие бюрократические барьеры. А как сейчас? Ведь очень важно, чтобы возвращаясь из похода, моряк ощущал радость близких, тепло, комфорт и уют настоящего дома, видел своих детей счастливыми, был за них спокоен.
Ностальгия действительно существует. Но не в березках дело, и не в ивах, традиционно склоненных над рекой. Речь о ностальгии по прошлому, по детству, отрочеству и юности. Как бы ни жестоко там жилось, любому человеку, особенно бывшему советскому, свойственно вспоминать о прошлом с легкой грустью, улыбаясь самому себе за рюмкой супа.



Когда-нибудь все кончается. И срочная служба тоже. Уезжая почти тридцать лет назад из Гаджиева домой, я даже не думал, что когда-нибудь вернусь сюда снова. Очень надо обратно на Север! Оттарабанил три года и амба – здравия желаю, девчонки, кто на новенького! Но так получилось, что на протяжении всех этих почти тридцати лет я вспоминал о службе на атомной подлодке очень часто. И всегда по-доброму, несмотря на 1,5 года достаточно суровой дедовщины или по-флотски – «годковщины». «Если «годок» еще с грехом пополам службу тащит, - говаривал нам когда-то мудрый техник-турбинист мичман Кабанюк, - то после приказа он ни о чем, кроме волосатого отверстия думать не в состоянии. Манит оно его, понимаешь, манит. Потому от такого матросика в море никакой пользы! Чисто балласт! А от лишнего балласта надо – что? Правильно - быстрее избавляться! Дабы он какой гнусности для корабля не сотворил!». Первое, что бросается в глаза в Гаджиево через тридцать лет, так это полное отсутствие на улице матросов-срочников. Когда-то они были всюду, куда ни глянь – посыльные, караульные, водители, патрульные, рабочие. А теперь не служат срочники на лодках, только контрактники. Что на самом деле правильно. Матрос-контрактник на зарплате, да еще семейный, хоть и обходится государству дороже, но служит на совесть, матчасть в отличие от безалаберных срочников бережет, потому как он существо ответственное, а потому в море более надежное. Атомный флот стал профессиональным. Наконец-то! Так что улицы Гаджиева теперь наполнены многочисленными мамашами с колясками, да веселыми ватагами ребятишек в возрасте лет от двух и выше. Вот, кстати, по возрасту детей можно определить, когда жизнь подводников более менее стала налаживаться – лет восемь-десять назад. Тех, кто старше десяти гораздо меньше. «Мне здесь нравится, - сказала нам одна из мамаш, - Здесь у нас спокойно можно детей отпускать гулять, хоть на всю ночь. Преступности нет, посторонних нет. » Конечно, нет. Откуда им взяться? Попасть в Гаджиево можно только по вызову, только по единственному шоссе, преодолев два паспортных контроля.



По сведениям местного таксиста Вадима представителей ГИБДД в городе нет совсем, а единственный участковый от безделья растолстел до состояния Винни-Пуха, застрявшего в кроличьей норе. Что еще изменилось? Асфальта между домов стало больше, и хотя его качество оставляет желать лучшего, дворы плотно заставлены по большей части недешевыми автомобилями. Школу на центральной площади у пруда тщательно отремонтировали, вечного Ленина перед ней подкрасили. Появились два сетевых супермаркета, большая зеленая коробка физкультурного центра со странным ретроградом-директором внутри, а также новые дома, выстроенные на месте снесенных старых пятиэтажек. Четыре уже построили и обещают выстроить еще четыре. Дома эти отличаются непривычным для глаза пестрым дизайном. Точно такими же относительно недавно застроили города Камчатки и Чукотки. Основу их составляет огромный железный каркас, выдерживающий землетрясения до 6 баллов, который потом заполняется легким строительным материалом. Как рассказал нам прораб строительства Сергей, первый дом этой серии рухнул, потому что был построен с нарушением технологий, даже не обошлось без жертв. Тогда управляющая компания сменила нерадивого подрядчика и все наладилось. Хоть жильцы новых домов и ругаются на хлипкие сэндвич-стены, которые не выдерживают веса плазмы или кухонной полки, на заселение в эти дома стоит очередь, тогда как в старом жилом фонде пустых квартир хоть отбавляй. Неподалеку от новых домов на горочке зияют пустыми глазницами окон выселенные дома района «Вертолетка».
Однажды в Гаджиево приехал Министр Обороны Шойгу и приказал построить на месте древней неприглядной «Вертолетки» новый физкультурно-развлекательный центр со спортивными залами, бассейнами, кафе и магазинами. Приказал и подкрепил приказ финансами. Так что, совсем скоро его начнут строить. А самый красивый новый дом два года назад выстроен в Гаджиево как раз шефами лодок «Екатеринбург» и «Верхотурье» - администрациями Екатеринбурга и Свердловской области. Средств не пожалели и отделали дом снаружи уральским малахитом. Оттого его и прозвали местные граждане «Малахитовой шкатулкой».



Врез:
Гаджиево – впервые в списке населенных пунктов Мурманской области как поселок упоминается 15 мая 1957 года. До 1967 года поселок именовался Ягельная Губа. 16 октября 1967 года получил название Гаджиево в память о Герое Советского Союза капитане 2 ранга Магомете Имадутдиновиче Гаджиеве, погибшем 12 мая 1942 года в бою на подлодке К-23. 14 сентября 1981 года рабочий поселок Гаджиево по Указу Президиума Верховного Совета РСФСР получил статус города закрытого типа с новым названием Скалистый, но в открытой переписке он именовался как Мурманск-131. По распоряжению правительства России 16 января 1994 года название Скалистый стало официальным. В 1999 году городу вернули прежнее название – Гаджиево. Максимальный пик населения Гаджиево приходится на 1996 год. Тогда в городе проживали 17 200 человек. Минимальный – на 2010 год – 11 068 человек. Сегодня население Гаджиева насчитывает 12 532 жителя.



«Ты наших шефов в статье обязательно упомяни, - попросил меня командир Плотников, - Они – правильные ребята. Вон, целый дом построили. А в трудные годы присылали дополнительные продовольственные пайки для семей всего экипажа, благодаря им наши дети ездят на Урал на праздники, и путевки им в Артек покупают. Вот моя старшая скоро туда уезжает. Но, кстати, совсем не потому что она – дочь командира. Поездкой в Артек награждаются самые достойные дети. И уж поверьте – она достойна». Капитан 1 ранга Андрей Плотников – отец трех детей. Старший – мальчик, средняя – девочка, а третья, тоже девочка по имени Есения, родилась 7 месяцев назад. «Есения… - с улыбкой произносит командир, - Хорошее имя, светлое, как весна!»
Все бы ничего, но цены в Гаджиево под стать «подводным» зарплатам (о них ниже) – коммуналка и некоторые продукты стоят дороже, чем в Москве. Гражданские воют – зарплата 20 тыс рублей, а услуги ЖКХ за однокомнатную квартиру - 5000!



И все-таки самые большие изменения на флоте коснулись условий службы и принципов набора людей в подводники. О том, что отказались от матросов-срочников я уже говорил. Это большое дело. Флот, особенно подводный, относится к силам постоянной готовности, ситуация сегодня в мире непростая, понятно, что кадры нужны надежные, ответственные. На борту подводного крейсера находится очень серьезное вооружение, которое нельзя доверять кому попало. Так что, прежде чем человек попадет в экипаж, его очень тщательно проверяют, в том числе и психологи. Проводятся беседы, дополнительное анкетирование. Конечно, в основном это контрактники, которые в большинстве своем уже не первый год служат на флоте. При этом полномочия командира по кадрам сегодня практически безграничны. Некоторых кандидатов с «гражданки» он выбирал и отслеживал индивидуально и безо всяких очередей забирал к себе на экипаж. Да-да! В атомные подводники сегодня без очереди не попасть, желающих очень много. В чем прелесть? Прежде всего, в зарплате, - молодой контрактник сразу после зачисления на довольствие получает порядка 60 – 70 тыс. рублей, деньги и для гражданки неплохие. А затем уже все остальное – бесплатная форма, дополнительный ежемесячный пищевой паек, жилье, оплата дороги в отпуск для него и одного члена семьи. Для молодого человека, согласитесь, очень неплохо. Однако, следует помнить, что все это не просто так. Бесконечные выходы в море на сдачу боевых задач, боевые дежурства, «автономки» по три месяца. Сидя на атомном реакторе внутри огромной железной бочки без чистого воздуха и солнечного света в обнимку с огромной жидкотопливной ракетой – сколько здоровья надо иметь! И, конечно, случайных людей в «автономке» нет. И вообще, что касается всего экипажа - морально неустойчивого человека в море не выпустят. Если у кого-то из офицеров, мичманов или матросов есть серьезные личные проблемы дома, в семье — они остаются на берегу. Ведь на посту он будет думать не о службе, а о нерешенных делах. Вот, кстати, о зарплатах и пайках. Зарплату теперь выдают точно в срок без всяких задержек, равно как и ежемесячный пищевой паек. В постсоветские годы зарплату могли задержать на несколько месяцев, а получить паек офицеру было практически невозможно, пайки, как правило, до личного состава просто не доходили – распродавались безответственными лицами. Так что все изменилось. И сам город Гаджиево, и условия службы. И благодаря этим ребятам Родина потихоньку поднялась с колен и приосанилась.



P.S.
Фатальная кнопка «Пуск» совсем не красная, как это принято в кино, а такая же серая, как и ее соседки по клавиатуре на огромном пульте.



Материал подготовил штатный подводник проекта «Воентернет» Николай Ушанов - главный старшина, командир отделения паровых турбин в запасе. Фото опубликованы из личного архива Ушанова и открытых источников в интернете. Пресс-тур проводился сугубо в личных интересах Ушанова, его друзей и партнеров.


Comments

Спасибо! Хотелось бы больше фотографий поселка, как бы побродить.
Как сейчас обустроены казармы и камбуз?
С фотографом Ушанову не повезло! Взял какого-то лоха с собой, или того кого навязали. Про казармы и камбуз спрошу у него и прокомментирую здесь.
Спасибо))